К госэкзамену готовился полдня. Две трети из них были лишними, а остальные три часа я копипастил шпаргалки. Очень старался начать бояться, но в основном не получалось. В основном хотелось спать, медитативно раскачиваясь: или на нагретой деревянной палубе, жмурясь на солнышко и качаясь на волнах, или короткой летней ночью где-нибудь в поезде под негаснущую северную зарю. Так как солнышко, на котором можно спать, в ближайшее время ещё не наступит, после экзамена пришлось немедленно налакаться шампанского, чтобы покачиваться без волн и обнимать преподавателей. Ответ на вопрос «как сдал» неинтересен и легко угадывается.
С тех пор предпринимаю последовательные попытки греться на солнышке. В парке у вечного огня солнышко зашло за ели вскоре после того, как мы с Джеем потушили урну и разогнали голубей. А вчера мне налили на набережной кофе с корицей; потом я сидел в скверике, смотрел на свиристелей, а они на меня. Кроме свиристелей и зеркальных голубых небоскрёбов, с которыми мы играли в Нью-Йорк, видел облако, которое невооружённым взглядом было белым, а через тёмные очки — отчётливо радужным. Получил счастливый трамвайный билет.
В сущности, занимаюсь тем, что хожу по городу и жду, пока меня отпустит: смотри, говорю, мне осталось всего-то диплом; но я столько лет в твоих университетах, что не могу позволить себе просто сменить статус, «не взрыв, но всхлип». Давай составим себе список дел в духе «дочитать все книги» и «напиться» и постараемся быстро долюбить друг друга: только ты, я, твои птицы, твой кофе и твои художественные выставки. И, пожалуйста, давай не будем звать твою погоду, хватит с нас и остального, что вокруг.
Съездить, что ли, куда-нибудь недалеко.

Expand Cut Tags

No cut tags

Style Credit