Занимательный китайский: собаки, рыбы, драконы и реки считаются полосками. Столы и газеты — поверхностями. Ручки и кисточки — палочками. Картины — полотнами. Вопрос, можно ли по-китайски пошутить про рюмочку чая, пока остаётся открытым.
А звёзды считаются зёрнышками.

Занимательное религиоведение: коктейль «Чистилище», состоящий из пива, перца, кофе и чего-то там ещё, лёгким движением руки с солонкой превращается в коктейль «Ад» по авторскому рецепту.

Прикладная психология: представьте себе силу. Бурлящую жизненную энергию. Ежесекундно фонтанирующее вдохновение. Силу, которая окрашивает мир в насыщенные цвета и заставляет огни сиять. Силу, создающую цепочку счастливых совпадений, благодаря которым тропинка складывается. Интуитивное знание, как когда решаешь задачу, решения которой не знаешь, но знаешь, что оно есть. Уверенность. Удачу. Первый аркан.
Представьте себе героя, обладающего этой силой. Излучающего эту энергию. Идущего по этой тропинке. Действующего ежедневно в соответствии с.
Кто он? Что он делает? Как ему удалось эту силу получить?
Историю пишут победители, поэтому не имеет значения то, что написано. Имеет значение только то, что произошло; можешь ли ты докопаться до причин того, что произошло, потому что произошедшее в сознании и произошедшее объективно в реальности — разные вещи. В реальности определяющее значение имеют цены на нефть, размер зерён у злаков, растущих в твоём климатическом поясе, длина копья и наличие одомашниваемых крупных животных. А скажут (и будут верить) потом, что это было о миссии нации и борьбе со злом.
Двадцатый век не самая яркая и многогранная эпоха. Мы просто знаем её лучше всего. Продолжаем жить в её контексте. На уровне сознания (cтроящего искусственные конструкты, случайного продукта эволюции, вынужденного печь сложные концепты, чтобы гены содержащего его тела имели больше шансов на передачу в будущее, чем гены конкурента с менее сложными концептами). Мы не можем до конца доверять сознанию.
И с точки зрения истории мне неинтересны имена и байки. Я хочу двигаться, как рамка на календаре. Взять девятнадцатый век и увидеть весь мир целиком из девятнадцатого века: скорость транспорта и качество оружия, менталитет и концепцию вселенной, и самое интересное — ошибочные концепции, секты и заблуждения. Увидеть его как яркую и многогранную эпоху, которая была буквально вчера. А потом ещё интереснее — взять двадцать второй и увидеть весь мир целиком из него так же, как из девятнадцатого.
Это, в сущности, значит — иметь возможность отделить объективные законы от представлений о них (развивающихся по объективным законам).


(но на самом деле она пьёт и читает монологи)
(и её диплом, что характерно, к истории тоже не имеет отношения)
К госэкзамену готовился полдня. Две трети из них были лишними, а остальные три часа я копипастил шпаргалки. Очень старался начать бояться, но в основном не получалось. В основном хотелось спать, медитативно раскачиваясь: или на нагретой деревянной палубе, жмурясь на солнышко и качаясь на волнах, или короткой летней ночью где-нибудь в поезде под негаснущую северную зарю. Так как солнышко, на котором можно спать, в ближайшее время ещё не наступит, после экзамена пришлось немедленно налакаться шампанского, чтобы покачиваться без волн и обнимать преподавателей. Ответ на вопрос «как сдал» неинтересен и легко угадывается.
С тех пор предпринимаю последовательные попытки греться на солнышке. В парке у вечного огня солнышко зашло за ели вскоре после того, как мы с Джеем потушили урну и разогнали голубей. А вчера мне налили на набережной кофе с корицей; потом я сидел в скверике, смотрел на свиристелей, а они на меня. Кроме свиристелей и зеркальных голубых небоскрёбов, с которыми мы играли в Нью-Йорк, видел облако, которое невооружённым взглядом было белым, а через тёмные очки — отчётливо радужным. Получил счастливый трамвайный билет.
В сущности, занимаюсь тем, что хожу по городу и жду, пока меня отпустит: смотри, говорю, мне осталось всего-то диплом; но я столько лет в твоих университетах, что не могу позволить себе просто сменить статус, «не взрыв, но всхлип». Давай составим себе список дел в духе «дочитать все книги» и «напиться» и постараемся быстро долюбить друг друга: только ты, я, твои птицы, твой кофе и твои художественные выставки. И, пожалуйста, давай не будем звать твою погоду, хватит с нас и остального, что вокруг.
Съездить, что ли, куда-нибудь недалеко.
Дано: по четвергам у меня китайский, ежедневно пятиминутка немецкого, в понедельник госэкзамен (вообще не связанный с лингвистикой).
Найти:
1. аудиокнигу на каком языке я увлечённо слушаю, выпив полбутылки белого в пятницу вечером;
2. при чём тут польский, который я учил восемь лет назад на протяжении где-то трёх пар;
3*. зачем?..
* — задание повышенной сложности

Вильгельм сегодня смотрел мой отчёт по практике и прямо-таки с наслаждением отгадывал: «Писали сегодня ночью? Нет? Вчера ночью? Нет, сегодня утром!» Так и не понял, что меня выдало: лицо или содержание отчёта.
Сказал, что меня не будет посылать на предзащиту, потому что предзащита будет только у тех, кто ничего не делает. Где?! логика?!
Двадцать пятое марта — реперная точка. Время провести замеры: какой у пациента пульс и чем он дышит. Время писать единственное за год письмо домой.
Тринадцать лет прошло со дня нашей первой встречи, и, начав считать их, я ждал возможности произнести именно это: тринадцать долгих лет. Не ждал совсем — того, что буду сидеть в этот вечер за барной стойкой в противоположном полушарии внутреннего мира, пить мартини, и одних уже не будет, а другие будут далеко, и говорить кому-то что-то про тринадцать лет будет бессмысленно: это имеет смысл только между мной и тобой. Никого на самом деле не осталось.
Другое имеет значение не только между нами: реперная точка. Так легко потеряться в этих виражах, миражах и отражениях. Очень важно иногда обращать внимание на пульс и дыхание. Вспоминать, кто ты такой и откуда пришёл, из какого материала слеплен и что за кровь течёт у тебя в жилах. Это может не диктовать выбор пути, но это точка отсчёта. Точка опоры, которая нужна, чтобы перевернуть мир.
А мне как раз нужна точка опоры: не теряться, не забывать, держать под рукой механизм перезапуска сердца на случай, если приборы покажут не то, сверять курс по солнцу. Потому что я должен быть в нужное время в нужном месте и нужном состоянии. Потому что я там нужен.

Будущее начинается так медленно.
Будущее только начинается так медленно.
Но оно уже здесь. Оно уже я.
На этой неделе я перелинял в демисезонное пальто. Температура по-прежнему около нуля, но около нуля в тонкой шкурке пережить легче, чем пятый месяц в зимней. Погода странная: однажды ночью высунулся в окно и нащупал там в темноте вполне настоящий дождь, а утром оказалось, что насыпало снега.
Учусь писать иероглифы карандашом по клеточкам. Увлёкшись чтением о будущем, первом контакте и глючности прошивки мозга, бросил спать и минимум один раз был вовлечён в шесть утра в беседу об истории и эволюции. Теперь дочитываю «Методы рационального мышления». «Троецарствие» на очереди. Что делают со мной спойлеры к «Карточному домику», лучше вообще не говорить.
А «Теория большого взрыва» должна закончиться тем, что персонажи обнаружат, что лифт в доме починили, и Шелдон, разумеется, будет недоволен.
Ну вот, не прошло и десяти лет, как типология Княжны таки вынесла мне на берег описание того существа, которое я; причём в такой линейке, что мне бы понадобилось три раза вывернуться наизнанку, чтобы догадаться, как её к себе вообще прикладывать.
Калликанзариды, бестии линейки реактивности.

Далее рефлексивная простыня. Если вы не оно, я не знаю, зачем вам это читать. )
Решили, что на игре по Бедрограду играющий мастер может исполнять две роли: либо Габриэля Евгеньевича, либо кафедрального революционного чучела.
В случае с чучелом мастер будет висеть на кафедре в расстрельной рубашке, и когда он напишет в твиттер, что он сегодня в роли Метелина, все игроки сразу поймут, чем сегодня закончатся все их к мастеру запросы.
В случае с Габриэлем Евгеньевичем главные мастерские вбросы будут заключаться в рассказах о том, что Габриэлю Евгеньевичу снилось. Играть очень удобно: надо смотреть в окно, отказываться разговаривать, закатывать глаза и тереть виски. Такой расклад позволяет свести Габриэля Евгеньевича до сюжетной функции, которая он и есть, и гарантировать, что там он и останется. Кроме того, очевидный плюс: мастера можно будет бить по голове.

*
Решили, что на игру по Бедрограду позовём оргов играть фаланг по удалённому доступу. Это очень оживит весь процесс: знание, что в любой момент может возникнуть некто и докопаться в общем-то до чего угодно, потому что целиком освоить всю эту бюрократию, чтобы ничего не нарушить, и остаться в своём уме невозможно; и с тем же успехом этот некто может и предложить небанальный и весьма остроумный выход из ситуации в обход всей этой собственной же бюрократии. А тебе остаётся только смотреть на это, думать, что там с ними делают в Институте госслужбы ради такого эффекта, кивать, соглашаться, говорить «спасибо» и радоваться, что они к тебе неплохо относятся.

*
Решили, что на игре по Бедрограду надо обязательно вписать Габриэля Евгеньевича, Максима, Гуанако и Диму в одной квартире, чтобы у них всех была отличная возможность попарно стоять под дверью. Решили, кто именно из питерцев должен это сделать.
Как-то подозрительно много всего решили про игру по Бедрограду. Это всё они, ониии.
Питер Уоттс, «Ложная слепота»:

Суровый климат и стихийные бедствия или убивают тебя, или нет, а единожды подчиненные — или заставившие приспособиться — теряют опасность. Нет, единственные факторы среды, не теряющие значения, — те, что сопротивляются, что новым подходам противопоставляют самоновейшие, что заставляют противника брать невероятные вершины исключительно ради выживания. В конечном итоге единственный настоящий враг — это враг разумный.
А раз лучшие игрушки оказываются в руках у тех, кто никогда не забывает, что сама жизнь — это война против наделенного разумом противника, что это говорит о племени, чьи машины путешествуют между звезд?
Любопытная такая в общем-то ссылка, по крайней мере если вас, как меня, интересуют все эти шпионские приёмы и технологии дознания.
Самая увлекательная из охот, да.

Владимир Альбрехт. «Как быть свидетелем»

Представьте себе беседу двух людей. Один говорит легко и свободно. Он сдержанно, но живо реагирует на то, на что хочет реагировать. Наконец, просто смеется. Другой внутренне скован. Он постоянно думает о чем-то постороннем. Его реакции смешны и наиграны. Он-то уж точно знает, что стены имеют уши, и потому боится. Боится собственной неумелости и косноязычности, боится своего и чужого неосторожного слова, боится насмешек в свой адрес. Этот человек, не удивляйтесь, - следователь. А вы? Вы тот, первый.

Следователь: Ну, мы-то с Вами, конечно, понимаем.
Свидетель: Нет, представьте, не понимаем.
(Из доверительной беседы)
Так. Надо взять себя в руки и написать что-нибудь не про фандом.

*
Может быть, в суточных циклах работоспособности я ничего и не понимаю (равно как и в недельных), но годовые существуют.
Вот сейчас как раз начало подъёма, пик которого будет в апреле: весна, вода, солнце, можно отлично поработать хоть сутками. В мае он будет держаться, потом пойдёт на спад под жару и накуренность разными странными вещами, и следующий пик поменьше наступит только на границе августа и сентября. Но это хотя бы понятно, это сказываются годы дрессировки: собирай портфель и иди.
А вот к ноябрю придётся купить лопату и наесться сосновых иголок. Заставлять в ноябре что-то делать — преступление.

*
Сдал сессию, которую не мог сдать два года, потому что был ноябрь, а потом ещё декабрь и даже январь, что уж совсем бесчеловечно. Потом меня даже временно простил научрук, которому я должен был принести диплом и не принёс (и не принесу, пока выкладки не кончатся). Потом я подарил ноутбуку Эмме золотую корону на крышку. Ноутбук Эмма кажется мне отличной шуткой: белая, ослепительная; и кто же такая Эмма для Шоу, если не симпатичный гаджет с четырьмя гигами оперативки, а теперь ещё и при короне.

*
Где-то в процессе долго рефлексировал на тему «отъэбись от меня взрослая жизнь», но потом то ли отоспался и отпустило, то ли кингсмен и она отъэбалась.
Но ведь я столько лет делал всё, всё, чтобы никогда. А оно всё равно.

Заметил очередного слона: в католической церкви есть такой святой — Франциск Ксаверий. Самый успешный миссионер в истории христианства после апостола Павла и сооснователь ордена иезуитов. В шестнадцатом веке проповедовал в Гоа, Индонезии, Японии и Китае, сегодня считается святым-покровителем практически всего региона. Причём, не зная японского, читал вслух перевод катехизиса и за два года добился тем того, что в Японии организовались христианские общины. Отличный, короче, дядька, правда, запилил в Гоа инквизицию заодно для порядка.

Всё потому, что в «Возвращении в Брайдсхед» при внимательном взгляде обнаружились не только Себастьян и Чарльз (насколько шипперство шоучарльзов обуславливает эффект мимими от «Брайдсхеда»?..), но и Фрэнсис Ксавье, причём последний — свинья.
И вот сидим мы тут: вы, я и католическая церковь.
По утрам, оказывается, бывают рассветы, жемчужно-золотые, с отблесками облаков на лаковых чёрных капотах, совсем апрельские; это, конечно, эффект от того, что неожиданно для меня включили много света. И ещё потеплело.
Защита 22 июня. Следует немедленно ехать на «Мьюз» девятнадцатого. Закончить в четверг все дела, в пятницу сесть на самолёт, погулять налегке и в тепле по городу, сходить на концерт, позависать выходные и в воскресенье вернуться домой. Отличный план, по-моему, и учитывая, что Москва у нас главный перевалочный пункт — открывающий огромное пространство для разнообразных спекуляций.
Будущее светлое, лиственное и полное финансового кризиса.

*
Нет, по этому дереву мы больше стучать не будем. Это какое-то неправильное дерево, и оно даёт неправильный мёд.
Вот есть вещи, которые делаешь один раз и больше никогда не повторяешь: бегаешь в гололёд через дорогу, кладёшь телефон во внешние карманы, веришь, что помещение, в котором ты оставляешь ценные вещи, закроют.
Состояние ноутбучного рынка тоже ужасное и полное финансового кризиса: ничего нет в наличии. «А когда будет в наличии в магазинах Севастополя???» Когда Севастополь будет в наличии в правильной стране, блядь.
Мне вредно ходить в университет. Это единственное место, где со мной всё время что-то случается.
Вокзалы и аэропорты безопаснее.

*
[27/01/2015 0‎:‎50] Джон: кто вообще оставил рядом с тобой бутылку амаретто?))‏
Ничего не знаю и не хочу знать о том, как надо в январе приходить в сознание, зато завёл инстаграм Кольцу Всевластья. Потому что, понимаете, Джексон его шесть фильмов красиво снимает в грязи, на камнях и в опавших листьях, и вот как раз опавшие листья в Лихолесье со своей охрененной цветовой гаммой меня и добили — почему ему можно, а мне нельзя? Тем более что я как раз проходил мимо главной площади Мордора. Так что.

Tags:
Сайт года: а вот ЖЖ
Блюдо года: в львовском Доме Легенд что-то вкусное-вкусное из мяса и овощей в горшочке из печи
Напиток года: вечный глинтвейн и прочее вино с мёдом
Ощущение года: взлёты и прохладное майское море
Экстрим года: пять городов за пять дней, Стамбул-Киев-Днепропетровск-Москва-Екатеринбург
Событие года: отличный вопрос x) пусть будет воображаемый разговор с воображаемым другом в марте, без которого ничего бы не было
Read more... )
Один из способов исчисления, которыми надо обязательно посчитать этот год — это в милях и часах перелёта.
Занимательная история перемещений за год: 16 перелётов и 8 поездок Укрзалiзницей, плюс пара междугородних автобусов, которые вообще не считаются. Шестнадцать перелётов — это, округляя, выйдет около сорока часов в воздухе, полная рабочая неделя. В порядке убывания проведённого времени: Екатеринбург, Днепропетровск, Львов, Киев, Стамбул, Одесса, Челябинск, Москва, Запорожье, Санкт-Петербург.

Где-то весной пришлось завести тетрадку, чтобы просить всех встречаемых писать в неё какую-нибудь ерунду: я ведь себя знаю, я могу отлично запомнить погоду и напрочь забыть фандомные сходки. Тетрадка в картонной обложке и супервлагостойкая, и это очень умно с моей стороны.
Где-то летом я перестаю всерьёз верить, что могу что-нибудь не положить в чемодан. Во Львове вешаю святого Христофора на шею, пусть бережёт.
Где-то к осени я перестаю приходить в сознание в процессе перемещения и сонно тыкаюсь в знакомые шереметьевские переходы. На киевском вокзале, сидя в маршрутке до Борисполя, обещаю написать этот пост, чтобы посчитать количество своих рейсов.
Где-то к зиме я перестаю получать острое удовольствие от взлёта, и мне приходится начать суеверно-тщательно формулировать свой запрос к мирозданию: боже мой, я хочу уже раз и навсегда куда-нибудь прилететь, чтобы там был мой дом. Если сформулировать запрос недостаточно тщательно, можно раз и навсегда носом в землю прилететь. Мы этого не любим.

Здравствуйте, мы тут наконец посмотрели последнего «Хоббита»; и короче подскажите, пожалуйста, где ближайший костёр про Трандуила и Барда Лучника, я сгорю.
Понимаете, пока Трандуил два года работал ледяным и пафосным Люциусом Малфоем на лосе, было неинтересно. Что я, Малфоев в своей жизни не насмотрелся, пусть даже у него двадцать платьев и старые шрамы от предыдущего знакомства с драконом. А потом ... )

#i dont care i ship it
Tags:
Я не знаю, у кого как, а у меня евро по сто рублей вызывает желание пить, трахаться и бить стёкла. Может быть, это что-то аутоиммунное?
Я слышу воду. Я слышу кровь в воде.
Я весенняя ночь, тёмная и хрусткая, ломкий лёд подтаивающих за день и замерзающих ночью сугробов, гулкая и невидимая слякоть под ногами в замкнутых кольцах-дворах. Хлопок двери автомобиля, выветрившийся запах дорогого табака, впитавшиеся в кожу холодные древесные нотки.
Стаи самолётов сбиваются с пути.

Стрелять во сне только и исключительно из игрушечного оружия — это кастрационный комплекс?
Стрелять в собеседника, когда исчерпаешь устные средства убеждения — это вообще что?

Подсознательная программа запустилась и крутит мне по ночам такое, что днём потом невозможно соображать.
Другая подсознательная программа вынуждает меня повязать шейный платочек и задрать нос повыше — и плевать.
Обе они не оставляют процессору никакой свободной мощности для сознательных программ.

Незаряженные пистолеты, недочитанные расшифровки и прохладный шёлк, шёлк по коже. Конденсат на оконных стёклах и рука на плече.



И если все sweet dreams are made of this, то who am I
To disagree?
Пожалуйста, в следующий раз, когда я открою какой-нибудь канон и подумаю «да, композиция не идеальна, персонажи какие-то странные мудаки, рисовка вырвиглазная, язык изложения пиздец, но какой фандом прекрасный мог бы получиться!», напомните мне, что купившийся на это фандом на 90% состоит из людей, в чьи мозги просто не поместилось про композицию, этику и язык, а поместился пафос и бытовой сволочизм.
Надо смотреть хорошие, умные фильмы и сериалы и читать хорошие, умные книги.